CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

analitika.org

Политика России, КНР и США в Средней Азиив новых геополитических реалиях

15 июня 2007

Политика России, КНР и США в Средней Азиив новых геополитических реалиях

Friday, June 15 2007, analitika.org

Султанов Б.К.

Ситуация в Средней Азии в настоящее время продолжает оставаться в целом напряженной и во многом зависящей не только от характера и темпов политических, экономических и социальных реформ в странах региона, но и от реально складывающейся международной обстановки вокруг Средней Азии.

Несмотря на относительно стабильное сотрудничество государств региона, отношения между ними, тем не менее, подвергаются различного рода вызовам. До сих пор не получило должного развития и интеграционное сотрудничество.

Основными причинами нарастания негативных тенденций в Средней Азии являются следующие:

1. Неравномерность экономического, политического и социального развития стран региона.

2. Наличие нерешенных проблем в экономических областях регионального масштаба, прежде всего в энергетической, водной, продовольственной и транспортной сферах.

3. Незавершенность институционализации политического процесса в республиках региона и закрытый характер формирования политических элит.

4. Напряженность и непредсказуемость во внутриполитической ситуации, и особенно в предвыборный и выборный периоды.

5. Активизация радикальных и экстремистских организаций и групп и их методов давления на существующие органы власти.

6. Нерешенность территориально-пограничных вопросов (за исключением Казахстана), которые могут перерасти в этнические и межгосударственные конфликты.

При оценке ситуации в Центральной Азии необходимо учитывать возросшую здесь активность политики великих и региональных держав, и в первую очередь США, России и Китая. Все большую активность в Центральной Азии проявляют Индия, Иран, Пакистан, Турция и Япония.

США во второй половине 2005 г. перешли к новой стратегии в Средней Азии. Это было вызвано тем, что страны - члены ШОС однозначно высказались за вывод американских военных баз из Узбекистана и Кыргызстана, т.е. за «выдавливание» США из региона.

Госсекретарь США К.Райс, выступая 13 октября с.г. в Астане в Евразийском университете, выдвинула практически альтернативный ШОС вариант организации в Центральной Азии, который бы закрепил американское влияние в регионе - «Большая Центральная Азия» (БЦА). Ключевая роль в этой стратегии отводится Пакистану как исламскому государству и Индии с ее огромным людским и экономическим потенциалом.

По мнению К.Райс, ядро БЦА составит «безопасный и процветающий Афганистан, который скрепляет Центральную Азию и связывает ее с Южной Азией». Как считает руководитель Госдепартамента, таким образом будет создан «новый Шелковый путь, большой реформаторский коридор, соединяющий республики Западной Европы с демократиями Южной и Восточной Азии». При этом подчеркивается, что в США хотели бы рассматривать развитие Центральной Азии «в увязке с растущими экономиками Восточной Азии, наших союзов в Японии и Юго-Восточной Азии».

5 января 2006 г. К.Райс заявила о стремлении США «осознать необходимость интеграции» в Центральной Азии, подчеркнув, что «для нас это будет очень важной целью» [1].

Для практического осуществления БЦА осенью 2005 г. в Госдепартаменте США было создано специальное бюро, впервые охватившее в своей деятельности страны Центральной и Южной Азии. Руководитель этого бюро Р.Баучер, выступая в сенатском комитете по международным отношениям 16 февраля 2006 г., отметил, что «успех политики США в Южной и Центральной Азии имеет решающее значение для наших национальных интересов». Это определяется, по словам Р.Баучера, в первую очередь тем, что добыча нефти и газа в бассейне Каспийского моря, особенно в Казахстане и Туркменистане, может внести значительный вклад в глобальную энергетическую безопасность. При этом, по мнению американского дипломата, «региональным двигателем экономического роста и реформ может стать Казахстан» [2].

В рамках осуществления программы «Большой Центральной Азии» США планируют создание энергосистемы, объединяющей Центральную и Южную Азию. Суть программы заключается в том, чтобы направить энергоресурсы Центральной Азии (нефть Казахстана, газ Туркменистана, гидроресурсы Кыргызстана и Таджикистана) в сторону Афганистана, Пакистана и Индии для удовлетворения их растущих потребностей. В частности, в рамках Программы содействия региональному рынку энергии (REMAP) Агентство США по международному развитию (USAID) планирует оказать поддержку главным производителям электроэнергии в Центральной Азии, особенно Кыргызстану и Таджикистану, в переброске электроэнергии на юг - в сторону Афганистана и Пакистана [3].

Американская энергетическая корпорация AES, контролирующая ряд энергетических предприятий на востоке и севере Казахстана, разработала проект поставки казахстанской электроэнергии в Пакистан уже в 2009-2010 гг. Речь идет о 300 мВт электроэнергии, вырабатываемой Экибастузской ГРЭС, принадлежащей этой корпорации. В рамках настоящего проекта предусматривается строительство линий электропередачи (ЛЭП) из Таджикистана до Афганистана, а затем до Пакистана, которая соединится с ЛЭП Кыргызстан - Казахстан, а также возведение в Таджикистане двух ГЭС общей мощностью до 1000 мВт. Предварительная стоимость проекта - $1 млрд, которые будут привлечены из разных источников, в том числе из бюджета правительства США [4].

Р.Баучер на Форуме энергетического сектора Центральной Азии (Стамбул, 13 июня 2006 г.) назвал следующую причину проведения этого форума: «сосредоточиться на существующих возможностях торговли электроэнергией между Центральной и Южной Азией» и создать основу для совместного развития регионального энергетического коридора, соединяющего Центральную и Южную Азию. При этом, по мнению Р.Баучера, опорным пунктом Центральной и Южной Азии является Афганистан, способный стать «сухопутным мостом, соединяющим обширные казахские степи и другие земли с большими портами Индийского океана и Азии в целом» [5].

Активизация США в энергетической сфере в Средней Азии не может не вызывать беспокойства в ШОС. Это наглядно проявилось на 5-м саммите глав правительств стран - членов этой организации, состоявшемся 15 сентября 2006 г. в Душанбе. В частности, Россия предложила не только совместно развивать электроэнергетику и трубопроводные проекты, но и проанализировать создание в рамках ШОС международного центра по предоставлению услуг ядерного топливного цикла и проектированию АЭС.

Россия, которую, как откровенно признает глава МИД РФ С.Лавров, «не ждут ни в Евросоюзе, ни в НАТО», в настоящее время особое внимание уделяет азиатскому вектору своей внешней политики, в том числе Средней Азии. Успешные показатели социально-экономического развития России не могут не способствовать ее амбициозным претензиям на возвращение в круг великих держав. Так, золотовалютные резервы Центрального банка РФ за шесть месяцев 2006 г. выросли с $185 млрд до $262 млрд (в 2000 г., когда В.Путин пришел к власти, они составляли всего $12 млрд). По уровню ЗВР Россия вышла на третье место в мире, после Китая и Японии.

В Средней Азии Россия занимает последовательную позицию, придерживаясь стратегии, направленной на сохранение существующих и в целом предсказуемых политических режимов. Так, выступая 31 января 2006 г. на пресс-конференции в Кремле, президент РФ В.Путин заявил, что России не нужны в Средней Азии ни революции, ни второй Афганистан, но нужна эволюция, которая приведет к утверждению демократических ценностей. Поэтому, признавая большое количество проблем в регионе, Россия, по словам В.Путина, будет действовать очень аккуратно и не позволит раскачать здесь ситуацию [6].

Россия принимает активные меры по парированию усиливающегося военного потенциала США в Центральной Азии, в частности по укреплению своих военных баз в Кыргызстане и Таджикистане. Наращивание российского военного потенциала в Центральной Азии проходит также под предлогом борьбы с терроризмом, но в отличие от США - в рамках ОДКБ.

Особое положение в политике России в Центральной Азии занимает Казахстан по целому ряду факторов: этнических, языковых, демографических, конфессиональных, географических (наибольшая протяженность границ, значительное число русскоязычного населения, заинтересованность в политическом и торгово-экономическом сотрудничестве и т.д.). Достаточно отметить, что в России проживает около 1-го млн граждан РФ казахской национальности, а в Казахстане - более 4 млн граждан республики являются этническими русскими.

Уровень внешнеторгового оборота Казахстана с Россией в 2005 г. составил $9,52 млрд, т.е. треть всего внешнеторгового оборота РК. Для сравнения, в 2002 г. товарооборот между РК и РФ составил $4,05 млрд. Сегодня работает 1700 совместных казахстанско-российских предприятий. Исключительное значение имеет решение о создании казахстанско-российского Евразийского банка развития с уставным капиталом в $1,5 млрд, который будет работать на развитие интеграционных проектов. В 2006 г. Россия и Казахстан приступают к сотрудничеству в области мирного использования ядерной энергии.

В настоящее время три четверти казахстанской нефти идет на экспорт через российскую территорию. В 2006 г. российский концерн «ЛУКОЙЛ» (19% российской и 1,5% мировой добычи нефти) планирует добыть в Казахстане 35 млн баррелей нефти, а к 2010 г. выйти на объем добычи 70 млн баррелей (порядка 10 млн т) в год. Наряду с ЛУКОЙЛом, добычей нефти в Казахстане занимается компания «Роснефть» (месторождение «Курмангазы»).

В июле с.г. между Казахстаном и Россией было подписано Соглашение о создании СП на Оренбургском газоперерабатывающем заводе, где будет перерабатываться газ Карачаганакского месторождения.

Поскольку сейчас все больше стран в мире делают ставку на атомную энергетику, в июле с.г. Казахстан и Россия подписали Меморандум о сотрудничестве, предусматривающий создание трех совместных предприятий в области ядерной энергетики: первое - по добыче урана в Казахстане, второе - по его обогащению в России, третье - по созданию реакторов нового поколения.

Россия активизирует свою энергетическую политику и в других республиках Средней Азии. В 2004 г. ЛУКОЙЛ и Узбекнефтегаз подписали Соглашение на разведку нефти в Каракалпакии стоимостью в $1 млрд. В этом же году было подписано узбекско-российское Cоглашение по освоению месторождений газа в южных областях Узбекистана с доказанными запасами природного газа в размере 280 млрд м³. Ежегодная добыча составит 9 млрд м³ и будет поступать в Россию по газопроводу, принадлежащему Газпрому.

Несмотря на значительную экономическую выгоду от сотрудничества государств региона с Россией в энергетической области, есть и определенные риски. Это в первую очередь российская монополия на транспортировку энергоносителей из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана со всеми вытекающими последствиями. Для минимизации этих рисков необходимы альтернативные направления трубопроводов.

В области военного строительства В.Путин высказывается за сотрудничество в рамках ОДКБ, при этом акцент делается на осуществлении следующих мероприятий:

* развитие в рамках ОДКБ объединенной системы ПВО;

* совершенствование Коллективных сил быстрого развертывания Центральноазиатского региона;

* продолжение совместной подготовки военных кадров;

* создание межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству для более тесной кооперации оборонно-промышленных комплексов стран - участниц ОДКБ в области производства специальной и военной техники [7].

Наряду с традиционными угрозами, в России уделяется большое внимание новым вызовам. В этой связи не случайным явилось требование президента РФ В.Путина на заседании Совета безопасности РФ 28 мая 2006 г., посвященном перспективам развития военной организации России до 2015 г., об осуществлении комплекса мер для определения точного анализа характера угроз, таких, как «международный терроризм, наркотрафик, техногенные катастрофы, социальные и этнические конфликты в соседних с Россией регионах».

Не меньшую в России тревогу вызывает то, что Афганистан продолжает оставаться источником возрастающей наркоугрозы, а республики Средней Азии - странами транзита афганских наркотиков.

Китай на рубеже XX-XI вв. активизировал свое экономическое и политическое проникновение в Среднюю Азию. В первую очередь Пекин заинтересован в источниках энергии для своей стремительно развивающейся экономики, в частности в запасах нефти и газа в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане. Особый интерес для Китая представляет переброска энергоносителей из Средней Азии через соответствующие трубопроводы.

В декабре 2005 г. был построен нефтепровод «Атасу - Алашанькоу» с пропускной мощностью 10 млн т и увеличением до 20 млн т на втором этапе реализации проекта. Владельцем трубопровода выступают ТОО «Казахстанский трубопровод», созданный в июне 2004 г. АО «КазТрансОйл» и Китайская национальная корпорация по разведке и разработке нефти и газа (China National Oil Development Corporation) с долями участия по 50%.

Приобретение китайской компанией China National Petroleum Corporation (CNPC) за $4 млрд акций канадской компании PetroKazakhstan гарантирует успешную эксплуатацию этого нефтепровода. На 1 января 2005 г. доказанные и вероятные запасы нефти Кумкольской группы месторождений на юге Казахстана составили 549,8 млн баррелей нефти (75 млн т).

Учитывая наличие нефтепровода «Кенкияк - Атырау» (протяженность - 448,8 км), сданного в эксплуатацию в январе 2003 г., предполагается к 2011 г. построить нефтепровод «Кенкияк - Аральск -Кумколь» (протяженность - 752 км), а также модернизировать нефтепровод «Кумколь - Каракоин - Атасу» (общая протяженность - 627 км) для поставок нефти в систему нефтепровода «Атасу - Алашанькоу». Таким образом, завершится строительство нефтепровода «Запад Казахстана - Запад Китая».

Предполагается также задействовать построенный в конце 80-х гг. прошлого века нефтепровод из Омска в Чарджоу, который проходит через Атасу. В этом случае российские углероды могли бы занять около половины мощностей нефтепровода «Атасу - Алашанькоу».

В настоящее время прорабатывается вопрос строительства газопровода «Казахстан - Китай».

В связи с принятием программы развития ядерной энергетики КНР Китайская компания China National Nuclear Corp. проявляет интерес к сотрудничеству с Национальной атомной компанией «Казатомпром». В частности, обсуждается вопрос о создании совместного предприятия на урановом месторождении «Харасан» в Кызылординской области. Прорабатывается также возможность перехода на долгосрочные контакты по продажам.

В последние годы Китай проявляет интерес к экспорту туркменского природного газа. В соответствии с двусторонним Соглашением, подписанным в Пекине 3 апреля 2006 г., о реализации проекта газопровода «Туркменистан - Китай» (ввод в эксплуатацию запланирован на 2009 г.), Китай будет закупать природный газ ежегодно в объеме 30 млрд м³ в течение 30-ти лет.

Китай уделяет большое внимание развитию транспортной инфраструктуры в регионе. Китайские специалисты в Таджикистане приступили к реабилитации 410-километровой автодороги «Душанбе - Худжанд - Чанак» стоимостью $300 млн. Данная автодорога позволит установить круглогодичное сообщение Душанбе с северным районом республики - Согдийской областью без необходимости пересекать территорию Узбекистана.

В условиях глобального обострения проблемы энергоресурсов и, соответственно, активизации внешних игроков в Средней Азии, для внешней политики стран региона характерны следующие приоритеты:

1. Казахстан:

а) развитие стратегического партнерства с Россией;

б) укрепление взаимовыгодного сотрудничества с КНР в экономической и политической сферах, включая активный диалог по проблемам безопасности;

в) укрепление высокого уровня взаимоотношений с США по вопросам обеспечения международной энергетической стабильности и безопасности, борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом;

г) развитие сотрудничества с Европейским Союзом в сферах региональной и международной безопасности, экономики, социального и культурного развития.

2. Узбекистан:

а) сближение с Россией в контексте общего охлаждения отношений с США и предстоящих президентских выборов. Обращает на себя внимание высказанная И.Каримовым на встрече с В.Путиным 12 мая 2006 г. заинтересованность в продвижении российского бизнеса в страну и предложение существенных льгот для российского бизнеса в приватизации стратегических узбекских объектов;

б) активизация участия в региональных организациях - ЕврАзЭС, ШОС, СВМДА;

в) интенсификация отношений с Китаем;

г) налаживание отношений с региональными державами: Пакистаном, Индией.

3. Таджикистан:

а) балансирование сотрудничества между Россией, США и Китаем;

б) обострение отношений с Узбекистаном: политические круги обеих республик систематически обвиняют друг друга в поддержке оппозиционных экстремистских сил, в развязывании пограничных инцидентов и т.д.

4. Туркменистан:

а) нарастающий интерес ЕС к сотрудничеству в энергетической сфере;

б) переговорный процесс с Россией и Украиной на фоне газового кризиса;

в) налаживание экономического сотрудничества с Китаем (в частности, достигнута договоренность о строительстве газопровода «Туркменистан - Китай»);

г) активизация отношений с Ираном на фоне международного кризиса вокруг иранской ядерной программы: 11 апреля с.г. было подписано туркменско-иранское Соглашение о сотрудничестве в газовой сфере.

5. Кыргызстан:

а) продвижение российских политических и экономических интересов;

б) политическое разрешение основных проблем с Китаем;

в) взвешенный подход во взаимоотношениях с США, с одной стороны, и затянувшийся переговорный процесс по поводу американской военной базы Ганси - с другой;

г) участившиеся пограничные инциденты с применением оружия на границе с Таджикистаном и Узбекистаном.

В настоящее время в отдельных республиках Средней Азии сохраняется большой дестабилизационный потенциал.

Нельзя сбрасывать со счетов экстремистские исламистские организации, действующие в подполье и катализирующие сепаратистские, межэтнические и межгосударственные противоречия. Многие из этих организаций получают регулярную финансовую и организационную поддержку из некоторых стран Ближнего и Среднего Востока.

Мы рассчитываем, что в Средней Азии, вследствие согласованных действий между государствами региона, с одной стороны, и урегулированием внутриполитических процессов в государствах региона в правовом поле - с другой, политическая ситуация будет развиваться спокойно и предсказуемо.

Тем не менее нельзя исключить и того, что, в случае отсутствия широкого диалога, консенсуса между властью и оппозицией, сохраняющегося игнорирования социально-экономических интересов широких слоев населения, углубляющейся поляризации общества между очень богатыми и очень бедными слоями, в ряде областей региона возможны антиправительственные выступления, сопровождаемые массовыми беспорядками. Более того, если протестная часть населения объединится с представителями радикальных экстремистских организаций, то возможны и вооруженные столкновения, которые окажут негативное воздействие на всю Среднюю Азию в целом.

В этой связи от согласованных действий США, России и Китая, активизировавших в последнее время свою политику в Средней Азии, в существенной мере зависит, по какому сценарию будут развиваться события в этом регионе, хотя мы понимаем, что интересы этих держав приходят во все большее противоречие, как на глобальном, так и на региональном уровне.

Литература

1. Там же.

3. Кучера Дж. США начали энергетическую контригру против России на поле Центральной Азии // Панорама. - 16.06.2006.

5. age.htm.

6. опубликована в сборнике материалов международного «круглого стола» КИСИ и ШИМИ «Казахстанско-китайское сотрудничество: состояние и перспективы». - Алматы, КИСИ при Президенте РК, 2007 г.

analitika.org

Предыдущая статьяМного шума - и никаких газопроводов
Следующая статьяКазахстанский политолог: Происходящее в Палестине может в долгосрочной перспективе иметь отклик и в Центральной Азии