CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

echo-az.com

Афганистан - пять лет после войны

15 июня 2007

Афганистан - пять лет после войны

15 Июня 2007, Echo

М.ВЕЛИЗАДЕ (Баку - Кабул - Баку)

Вот уж много лет название этой страны является символом опасностей, войны. Но пять лет назад она, наконец, обрела долгожданный, хрупкий покой. Хотя по сей день Афганистан находится в списке горячих точек Земли. Решив увидеть своими глазами, как же обстоит дело на самом деле, и получив визу в Тегеране, я отправляюсь в Кабул рейсом AZAL, на знаменитом самолете времен наших родителей - Ту-134.

Самолеты летают в Кабул три раза в неделю. И как мне говорили, летают полупустыми, но то ли это было случайностью, то ли с моей легкой руки, самолет на, котором я отправлялась в Афганистан, был полон. Транзитные пассажиры - афганцы возвращались из Лондона в родные пенаты.

Незабываемой картиной, врезавшейся в память, стали бесподобные горные вершины на подлете к Кабулу.

Аэропорт Кабула один из самых сложных в мире. Самолет вынужден лавировать между горных пиков. Сложная посадка, сложный взлет. Одним словом, не каждый пилот решится вести самолет в подобное место. Недалеко от гражданского аэропорта расположен военный, на котором в устрашающем геометрическом порядке, как шахматные фигуры расставлены американские вертолеты новейшей модификации.

Въехав в город, с удивлением замечаю, что, несмотря на то, что Афганистан объявлен исламским государством, женщины не одевают хиджаб, а только покрывают голову легкими шифоновыми платками, на манер Беназир Бхутто. Конечно же, можно увидеть и женщин в одеянии времен талибов - длинный синий плиссированный плащ с головы до пят, с узкой тюлевой вставкой на месте глаз. Но эти плащи носят или нищенки, снующие между машин, безнадежно застрявших в городской пробке, или же женщины самого низшего сословия, ведь только так они могут обезопасить себя от различного рода неприятностей.

Несмотря на множество проблем, ужасающую бедность чувствуется, что люди счастливы уже тем, что, наконец, обрели мирное небо над головою, и ночи их не сотрясает вой ракет, автоматных очередей. В одной из бесед один из моих собеседников, афганец сказал: "Мы так устали от войны, что у нас все, что связано с ней, вызывает аллергию".

Афганистан живет ужасающе бедно - за 30 лет войны разрушена полностью инфраструктура страны, сейчас готовятся планы по строительству электрических станций, канализации, восстановлению культурных памятников, дорог.

На улицах невозможно пройти от неимоверного количества калек и детей, занимающихся попрошайничеством. Некоторые из них настолько агрессивны, что буквально готовы выбить из вас полагающуюся ему милостыню. Дети, несмотря на неухоженность, грязь, поразили какой-то особой красотой. Они очень умны, их глаза светятся, они как губка впитывают в себя все происходящее вокруг. Языки схватывают и идентифицируют моментально. Запросто могут попросить у вас денег на нескольких европейских языках.

Новые здания понемногу преображают лицо города. Что касается памятников, то в городе то тут, то там встречаются пиры - чьи-то могилы за железной оградой, к которой прислонены зеленые флаги - символ ислама, рядом же импровизированные очаги с местами для свечей. Люди приходят туда, загадывают желание, чтят память нашедших покой в этих могилах, но, увы, не знают, кто там погребен. Война обесценила многие культурные ценности, и в беседе со мной заместитель министра культуры с болью заметил: "Эта война практически уничтожила все наши культурные ценности, нам приходится все начинать с нуля".

Нужно отметить, что сам заместитель министра культуры великолепно знает английский. Сегодня в Кабуле практически каждый житель знает как минимум три языка. Работающие в иностранных фирмах прекрасно владеют как минимум английским, часто русским. А каждый получивший образование знает минимум пять языков. Это и урду, и пакистанские наречия, фарси, пуштунский язык, английский, а кое-кто и санскрит. И как после этого поверить в миф о дикости этой страны!

В последние дни моего пребывания в Кабуле, проходя по улице Шехри нов (новый город), вдруг замечаю родную вывеску - AZAL. Офис AZAL располагался в фешенебельном многоэтажном новом здании из стекла и бетона. Подобные здания в Кабуле сегодня строятся с завидной быстротой. Поднявшись на третий, пройдя в комнату, над которой красуется вывеска "Азербайджан Хава Йоллары", за билетной стойкой вижу молодого человека с наголо обритой головой, трехцветный флаг на столе - наш.

Обращаюсь к своему переводчику на азербайджанском, с просьбой проставить мне на билете дату возвращения в Баку, и вдруг слышу, как парень, сидящий за стойкой, отвечает мне на мой вопрос и добавляет с особой гордостью: "я - азербайджанец!". Эльнур Масимов стал первым азербайджанцем, которого я встретила в Кабуле. Он представитель открывшегося здесь полгода назад офиса компании Silk way. Встретив радушный прием в AZAL, получаю приглашение в гости. На следующий день, в назначенное время за мною в гостиницу приезжает тот самый молодой человек - Эльнур Масимов.

В большой просторном доме представительства AZAL живут Отелло Курбанович Алекперов, пилот с 42 летним стажем, Ринат Азизов - его заместитель и мой новый знакомый - Эльнур Масимов.

Отелло Курбанович весьма колоритная личность - тонкое чувство юмора, широкая улыбка и удивительно доброе лицо. Он побывал практически во всех странах мира, и по его признанию - Сингапур - одна из стран его фаворитов. Именно Отелло Курбанович повел самолет в первый кабульский рейс AZAL. Тогда это было особенно сложно, так как навигационных карт не было и ориентироваться приходилось лишь по приборам. А учитывая сложность местного аэропорта, можно представить мастерство "воздушного волка" Алекперова.

В честь моего прихода он собственноручно приготовил отменный ужин. И тут, вдали от своей страны, я ощутила себя дома. Действительно, страна - прежде всего люди, какая-то общая ментальность, делающая нас за рубежом практически родственниками. Именно на этом ужине узнаю о том, что в Кабуле находятся наши миротворческие войска при ООН. И Эльнур вызывается меня туда отвезти.

На следующий день с утра отправляемся в воинскую часть, где вместе с нашими войсками находятся турецкие и албанские. Воинская часть основательно укреплена и большинство военных и все командование турецкое. Железная дисциплина и порядок сразу бросаются в глаза. Как нам сказал турецкий капитан (имени своего он не назвал), чтобы журналистам попасть в эти части, нужно предупреждать за две недели, но мне как первому журналисту-азербайджанке сделали исключение. Старший лейтенант Шамиль Мамедов позвонил своему вышестоящему начальству и через какое-то время нас пропустили внутрь. Как раз в этот день в части был открыт базар, на котором окрестные жители продавали различные товары - от бижутерии до кожаных курток. Всех их также пропускали по специальным пропускам, предварительно досматривая.

В части 20 азербайджанских солдат, старший лейтенант, о котором упоминалось выше, и прапорщик. Как отметил турецкий капитан, наши солдаты ни в чем не уступают другим воинам и отличаются особой дисциплинированностью и усердием в воинской службе. В месяц два раза они звонят домой, и как сказали при личной беседе - весьма довольны своей службой.

На мой вопрос: переживали ли их родители, когда узнали, что их направляют в Афганистан? - один парнишка воскликнул: "Они были очень рады"!

Беседа с солдатами не клеилась, все мои попытки создать непринужденную атмосферу натыкались на строгость дисциплины и законы субординации. Но что ж поделать - Афганистан не та страна, где в воинской части можно побеседовать по душам. На мою просьбу сфотографироваться турецкий капитан попросил сняться в нейтральном месте, где не было бы военной техники и объектов. Пока мы строились для снимка, пошел сильный дождь. Три флага развивались над нашими головами, и один из этих флагов был особенно дорог нашему сердцу.

echo-az.com

Предыдущая статьяВозвращаясь к теме Набукко
Следующая статьяВойна "другими средствами"