CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

УЗБЕКИСТАНУ НЕ ХВАТАЕТ КРОВИ!

15 июня 2007

УЗБЕКИСТАНУ НЕ ХВАТАЕТ КРОВИ!

14.06.2007 г., Uznews.net

Более 60 лет в Ташкенте существует Республиканская Станция по переливанию крови (СПК). Всего подобных станций в республике 23, при этом запросы узбекистанской медицины в этой области удовлетворяются лишь наполовину. И сегодня, когда весь мир отмечает Международный день донора, о работе узбекистанских гематологов и многочисленных проблемах в этой сфере отечественной медицины рассказывает главврач СПК Исматулла Гайбуллаев.

- Основной функцией Станции по переливанию крови при Республиканском НИИ гематологии и переливания крови, является забор крови, проведение всех необходимых анализов, затем выдача этой крови клиническим больным, либо лечебно-профилактическим учреждениям Ташкента. Основной фигурой нашей службы является донор.

- Наверное, не любой может стать донором?

- Конечно, донором не может стать человек, перенесший гепатит любой формы, туберкулез, тяжелую операцию на грудной клетке, либо удаление органов. Донорами не могут быть наркоманы, алкоголики, либо носители хронических заболеваний. Временно нельзя сдавать кровь женщинам во время менструации, беременности, кормления грудью, также, независимо от пола, иммунизированным любыми живыми вакцинами.

- Как тестируется кровь доноров на наличие всех недопустимых заболеваний?

- Все доноры проверяются на тест-системах французского производства «Биорат» - четвертого, то есть последнего поколения, которые со 100-процентной гарантией способны выявлять 4 заболевания: СПИД, сифилис, гепатит В и С. После того, как мы определяем группу крови, резус, донор проходит через все биохимические анализы, он может сдать кровь.

Согласно закону Узбекистана «О донорстве», принятому в 2004 году, стать донором может любой здоровый гражданин с 18 до 60 лет. Ему при этом, независимо от вида его деятельности, после сдачи крови предоставляется 2 оплачиваемых дня отдыха, которые могут быть присоединены к его очередному отпуску.

Если донор сдает кровь стационарно, мы его обильно кормим, а особенно активные доноры имеют возможность получить для своего ближайшего родственника препарат крови бесплатно. Если же мы берем кровь на выезде, то есть, на предприятиях или в вузах, каждый донор в придачу к двум дням отпуска вместо обеда получает по 2 кило сахара и банке тушенки.

- Вот вы упомянули про получение крови для ближайшего родственника на бесплатной основе. То есть для всех других кровь стоит каких-то денег?

- Нет, говоря «бесплатно», я имел в виду родственника донора, не относящегося к нашему НИИ. Существуют ведь клиники на платной основе. Именно это я и имел в виду. А к НИИ гематологии и переливанию крови, кстати, единственному в своем роде в республике, имеют прямое отношение, например, больные гемофилией или лейкозом, то есть раком крови, нуждающиеся в регулярном переливании крови. Таким больным мы кровь совершенно бесплатно переливаем до 100 раз в году.

- Существует ли риск заражения донора каким-либо заболеванием?

- На моей памяти, а я уже в этой сфере работаю более 15 лет, не было ни одного подобного случая. Во-первых, вы должны знать, что мы работаем, исключительно, с одноразовыми системами, поэтому при заборе крови заражение донора исключено. Другое дело, что существуют некоторые побочные эффекты, например, донор может ненадолго лишиться сознания, на месте укола могут появиться небольшие гематомы.

Заразиться чем-либо может не донор, а больной, которому через кровь донора внесена трансмиссивная инфекция. От этого больные не застрахованы ни в одном развитом государстве мира, даже в США, Японии, Голландии или Франции. Дело в том, что никакая современная техника, включая французскую тест-систему, не способна обнаружить инфекцию в ее инкубационном периоде, которая может проявить себя через полгода, через год, а бывали случаи, и через 8 лет после получения больным препарата крови.

- Вы упомянули про французские тест-системы. Все ли СПК в республике ими оборудованы?

- Нет, к сожалению, это пока большая проблема. В областях их почти нет. Однако эта проблема поправима: в апреле текущего года вышел приказ министра здравоохранения за номером 162 «Об обеспечении тест-системами четвертого поколения и одноразовыми системами станций по переливанию крови», согласно которому все СПК в республике будут в самое ближайшее время оснащены тест-системами. Сейчас в республике 23 СПК, включая 10 ташкентских и одну при Минобороны.

- Как часто донор может сдавать кровь?

- Полная физиологическая порция забора крови считается 400 мл, то есть количество, не приносящее никакого вреда организму, и донор может совершенно спокойно сдать 4 подобные дозы крови в год. Есть доноры, которые работают с нами на платной основе, - те могут сдавать кровь на плазму по 2 раза в месяц, потому что кровь человека восстанавливается в течение 3-7 дней.

- И дорого оценивается кровь за деньги?

- Одноразовая сдача крови стоит 18 тысяч сумов, а на плазму - до 25 тысяч. Нетрудно подсчитать, что у таких доноров набирается на среднюю по республике зарплату. Однако, должен заметить, что во всем мире и по определению Всемирной организации здравоохранения, самая безопасная кровь у тех, кто сдает ее безвозмездно, и которые не заинтересованы в скрытии своих заболеваний.

И наоборот, материально заинтересованные доноры для нас несколько опасны, поскольку не все заболевания мы на сегодняшний день в состоянии обнаруживать. В развитых странах врачи способны определять до 43 заболеваний, в некоторых развивающихся странах - до 23, а мы способны выявлять всего 13 видов инфекции.

А многие граждане, сотрудничающие с нами за деньги, входят в, так называемую, группу риска. Это могут быть алкоголики, тунеядцы, не желающие или не способные где-то работать, и для них заработок с помощью своей крови - единственный способ пропитания.

- Если говорить о количестве доноров по республике, много ли таковых?

- Это, пожалуй, наша главная проблема. С каждым годом количество доноров в Узбекистане уменьшается. Если в 2001 году их по республике было почти 190 тысяч, то в 2006 году это количество уменьшилось почти на треть - до 130 тысяч человек. Одним из первых факторов является страх наших граждан заразиться какой-нибудь болезнью, их незнание о существовании такого вида добрых услуг.

От агитации донорства отошли Общество Красного Креста и Полумесяца, многие руководители учреждений и вузов, которые уже не считают своей прямой обязанностью агитацию донорства. Хотя, в одной из статей закона «О донорстве» сказано, что руководители любого ранга обязаны привлекать доноров и беспрепятственно отпускать их с работы в день сдачи ими крови.

Другой причиной спада донорского движения является наш менталитет, когда граждане уверены, что сдача крови не является благородным поступком.

В результате, сегодня, к примеру, криопреципитатом, которым мы лечим страдающих гемофилией, покрыто не более 10-12 процентов этих больных. Это препарат, способствующий свертыванию крови. В год наша потребность в криопреципитате составляет более 50 тысяч единиц, а мы заготавливаем лишь 5 тысяч единиц. Остальным людям с этим смертельным заболеванием мы помочь просто не в состоянии.

Если говорить о нашем СПК, каждым из производимых нами препаратов мы больных НИИ гематологии и переливания крови обеспечиваем, в среднем, лишь на 50 процентов, а за остальными 50 процентами стоят судьбы тысяч молодых людей, которые регулярно нуждаются в переливании крови. Узбекистану в год необходимо 10 тонн крови, а мы заготавливаем не более 57 тонн.

В год в наш НИИ поступает не более полутора тысяч больных гемофилией. Это врожденное заболевание, и без преувеличения можно сказать, что в республике каждый год их рождается в несколько раз больше, но мы просто не в состоянии всех принять. Больные гемофилией нуждаются в регулярном уходе, они живут и подрастают у нас. Ходят в школу, играют на улице со сверстниками - это обычные дети, с той лишь разницей, что от любой царапины или ушиба могут умереть, поэтому нуждаются в регулярном лечении.

Но большинство жителей областей не в состоянии переехать в Ташкент, ведь родителям нужно где-то жить, работать, а это не так просто. Поэтому, хоть мы и лечим таких детей бесплатно, но, что тут скрывать, момент личного благосостояния родителей играет здесь не последнюю роль, ведь нужно на что-то жить и не один десяток лет...

- 130 тысяч доноров в год - это тоже все-таки цифра немаленькая. Что же движет этими людьми?

- Честно говоря, из числа безвозмездных доноров, наверное, более 60 процентов составляют родственники больных, сдающих кровь для своего родного человека, а 40 процентов, пришедших по принципу «друзья попросили», то есть из чистого гуманизма. Но мне хотелось бы, чтобы было наоборот - 60 процентов приходили из чувства сострадания, пусть даже, к совершенно незнакомому человеку, из чувства доброты. Я не согласен с фразой Достоевского: «Красота спасет мир». Я считаю, что мир спасет доброта.

Как следует из рассказа Исматуллы Гайбуллаева, от таких страшных заболеваний, как гемофилия и лейкоз в Узбекистане сегодня лечатся далеко не все, нуждающиеся в этом лечении, и финансовый момент здесь играет, если не первостепенную, то далеко не последнюю роль.

Поэтому, за отсутствием статистики и необходимого количества доноров, не трудно предположить, сколько детей ежегодно умирают в областях республики от этих болезней.

Как мы видим, и в медицине все зависит от благосостояния народа. НИИ гематологии и переливания крови - единственный в республике, а строительством новых подобных НИИ власти не занимаются.

Крови, за отсутствием доноров, не хватает катастрофически, и, наверное, в бескорыстные доноры люди не идут не только по вышеперечисленным причинам.

Когда в кармане пусто, а на столе «хоть шаром покати» не очень-то думается о благотворительности, и очевидно, что при нынешних «ценностях» узбекских правителей здоровой крови в достаточном количестве ожидать не приходится. Если только она вновь не будет пролита насильно:

Uznews.net

uznews.net

Предыдущая статьяВ Кыргызстане с визитом находится делегация Королевства Марокко
Следующая статьяВ Душанбе прошло заседание Координационного совета по профилактике злоупотребления наркотиками