CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

kub.kz

Про бесплатный сыр, Аль Капоне и будущее профсоюзов (Казахстан)

15 июня 2007

Про бесплатный сыр, Аль Капоне и будущее профсоюзов

15.06.2007, RESPUBLIKA

Татьяна ТРУБАЧЕВА

Тогжан КИЗАТОВА: «Большинству профсоюзов пока удобно быть мышками - работодатели им подкидывают крупу»

В последнее время все чаще раздаются заявления профсоюзных деятелей о нарушениях прав рабочих на предприятиях как с иностранными, так и с местными «хозяевами». Что это? Новая государственная политика, дающая возможность людям «выкричаться»? Или действительно рабочих довели до предела? С этими и другими вопросами мы обратились к Тогжан КИЗАТОВОЙ, которая долгое время была лидером профсоюза в одной из самых «горячих точек» нашей республики - на Тенгизе.

Тогжан, у нас сейчас профсоюзы, как и парламент, называют карманными. На Ваш взгляд, это так?

- У нас государство и работодатель сливаются в экстазе только так. Где есть нормальные профсоюзные лидеры, либо прокуратура, либо Федерация профсоюзов, идя на поводу у работодателей, этих лидеров устраняют. Почему не было громких заявлений по поводу событий на Тенгизе? Почему молчала и молчит федерация? Да потому что профсоюз на Тенгизе они задушили собственными руками в 2003 году. У нас в области даже был такой случай, когда прокуратура дала бумажку, что такой-то профсоюз существует незаконно, так как работодатель (!) не дал согласия на создание этого профсоюза.

По моему мнению, глава Федерации профсоюзов г-н Мукашев, который много лет сидит в своем кресле, думает вовсе не о стратегии развития профсоюзного движения, а о своих мелкотравчатых интересах. Я покрутилась в этих кругах и поняла, что многим профсоюзным лидерам удобно занимать такую позицию. Они думают, что достаточно лишь всегда поддакивать властям или компаниям, и у них все будет прекрасно.

Они ошибаются?

- Да, ошибаются. Организация, которая постоянно придерживается соглашательской позиции, обречена на вымирание. Кроме того, внутри «карманных» профсоюзов всегда идет своя грызня, ведь всем хочется и в Алматы иметь квартиру, и в Астане.

Двух бананов недостаточно

Давайте тогда попробуем понять, что же будет дальше с профсоюзами?

- Возможно, произойдет то, что случилось когда-то в Штатах, где в свое время профсоюзы слились с мафией. (Правда, с мафией в чистом виде, отделенной от государства, у нас слабовато. Вся мафия уже давно там, наверху.) Аль Капоне говорил профсоюзникам: «Ребята, вы меня поддерживаете, я для вас делаю это, а для себя это», шел к работодателю и «заключал договор»: «Так, дорогой, если не хочешь, чтобы твой завод завтра взлетел, повышай рабочим зарплату, а мне давай столько-то». Да, профсоюзное движение попало под влияние мафиози, но оно смогло «накачать мускулы» и показать всем кузькину мать. В дальнейшем все ушло в цивилизованное русло.

Приведу один пример, чтобы было понятно, насколько дееспособны их профсоюзы. Когда я училась в Москве, мы, будучи аспирантами, бесплатно проводили занятия вместо нашего отсутствовавшего научного руководителя и не видели в этом ничего необычного. Об этом узнал мой знакомый американец и рассказал, как их однажды тоже решили поэксплуатировать. Американские аспиранты пару раз провели занятия бесплатно, а потом начали «бухтеть». Об их «бухтении» узнал представитель профсоюза, подошел и уточнил: «Вы возмущены тем, что вам не платят?» Они подтвердили. Тогда он сказал: «Хорошо, мы завтра устроим забастовку, ни о чем не беспокойтесь, главное, придите в студенческий кемпинг».

Они пришли, им суют плакатики со словами: «Оплатить наш труд!». Тут же подъезжает машина, откуда вываливаются ребята с плакатами: «Поддерживаем профсоюз такой-то!». Это коллеги из транспортной компании, обслуживающей снабжение студенческого городка продуктами, приехали их поддержать, тут же подоспели со своими плакатами и студенты, коммунальщики, энергетики. И буквально через два часа выносят приказ об оплате труда аспирантов. То есть там это отлаженный механизм, все делается оперативно.

Думаете, мы тоже к этому придем?

- Сложный вопрос. С одной стороны, когда мы говорим, что профсоюзы у нас плохие, это, конечно, правда. Но есть еще и такой момент: у нас люди не понимают, что такое настоящий профсоюз, у них осталось потребительское отношение к профсоюзным организациям. Сказалось наше советское прошлое: для людей что партком, что профком - все одно.

Федерация профсоюзов не занимается тем, чтобы разъяснять, для чего нужны профсоюзы, что такое настоящий профсоюз, что такое настоящая солидарность трудящихся и что сообща можно многого добиться. А люди не понимают, что можно объединяться не для того, чтобы льготные путевки получать, а чтобы можно было подойти к работодателю и сказать: «Делись!». И рабочие не знают, как разъяснить работодателю, почему тот должен делиться.

Вот, допустим, бумага. С того момента, как она была деревом и стала бумагой, в нее вкладывался труд. За счет появившейся прибавочной стоимости богатеет тот, кто владеет бумагой. Но свой труд туда вкладывает рабочий! Поэтому если предприниматель строит себе уже третий коттедж, то человек, который помогает ему создавать бумагу, должен иметь хотя бы квартиру. Я не принижаю роль предпринимателей, но должно быть справедливое распределение.

Какие знакомые лозунги!

- А как же по-другому? Если предприниматель хочет стабильности, хочет, чтобы его бизнес развивался, он должен понимать, что наемные работники не должны быть обижены. Он должен смотреть на потребности общества. Есть общества, где можно расплатиться двумя бананами, и это всех устроит. А казахстанский рабочий знает, что ему двух бананов недостаточно, что у него есть другие потребности и их надо удовлетворять, а значит, устанавливать размеры заработной платы в соответствии с условиями жизни в этой стране.

Допустим, на Тенгизе люди работают по 14 часов, хотя в документах пишут, что по 12. У нас по закону полагается 15 дней вахтовым методом работать, в исключительных случаях месяц, а на Тенгизе работают и месяц, и два, и три. Есть месторождение Карабатан. Работающие там выезжают из дома в 6 утра, приезжают в 8 вечера, и считается, что они работают не вахтовым методом. То есть работодатель пытается на всем экономить.

Но для чего тогда государство? Для того чтобы в нужный момент соблюсти свои интересы и главное - позаботиться о стабильности. Государство должно понимать, что в условиях, когда нет профсоюзов, когда их давят, хотя бы часть забот оно должно взять на себя, иначе рано или поздно может грянуть буря.

Наши государственные мужи это понимают?

- Нет, не понимают. Был у нас министр труда, который однажды сказал по «Хабару»: «Люди у нас не хотят работать. Почему приезжие из Узбекистана за 200 тенге работают, а наши не хотят?» Но наши-то эти 200 тенге тратят здесь, а те - у себя, в Узбекистане!

Второй государственный муж - Нурсултан Абишевич - на одном из съездов предпринимателей заявил примерно следующее: «Да, я понимаю, как вам тяжело. Даже нерадивого работника не можете уволить и возитесь с ним. Вот такие у нас законы, но мы законы переделаем». Да разве он не знал, что работника можно было принимать на три месяца, потом еще на три месяца, и так до бесконечности?

Но, к счастью, нашелся кто-то, кто действительно заботится об имидже главы государства, и у нас сейчас хотя бы исчезли эти краткосрочные контракты, то есть после того как ты 3 месяца с человеком отработал, ты обязан заключить с ним контракт. Это вселяет надежду, что возле президента периодически появляются люди, которые говорят о необходимости соблюдать баланс между интересами работодателя и работников. Поэтому все зависит от того, каковы будут дальнейшие шаги по сохранению баланса интересов, какие у нас будут законы.

Однако этим нужно заниматься. А заниматься некому, нет пока в Казахстане долгосрочной стратегии отношений работодателя и наемного работника. Думаю, что наши государственные мужи даже не ожидали, что у нас на предприятиях будут происходить волнения и принимать такие дикие формы, как на Тенгизе.

Дешевая завлекалочка

Что же должно произойти, чтобы такие ситуации, как на Тенгизе, больше не повторялись?

- Нужна гармония в отношениях «работодатель - наемный работник». А сейчас здесь комплекс проблем, среди которых и низкая заработная плата, и нарушения трудового законодательства, и неуважительное отношение со стороны иностранцев.

Инвесторы ехали сюда и думали, что здесь дешевая покладистая рабсила. Да, поначалу наши ведут себя тихо, но потом начинают требовать. Казахстанские высококвалифицированные рабочие - белые воротнички - уже давно добились выполнения своих требований. А синие воротнички долгое время терпят, а потом это терпение выливается в неприглядные конфликты. Я думаю, что идиллия наступит только тогда, когда инвестор будет лучше изучать страну, в которую приходит.

Но разве сам инвестор будет это делать?

- Вообще-то нет. Понимаете, дешевая рабочая сила была одной из «завлекалочек» для иностранных инвесторов, мол, вы здесь будете платить мало, и люди будут пахать. Никто не предполагал, что рост цен будет настолько бурный, что рабочий на зарплату не сможет не то что квартиру купить, а элементарно обеспечить семью, и что это вызовет какое-то противодействие.

Кроме того, не учли советское прошлое, когда слово «рабочий» звучало гордо. Ведь ТШО поначалу тоже себя здесь так вели, как турецкие компании. Тоже привозили своих специалистов, которые пытались учить наших ребят. Всех возмущало, что приходилось учить английский, чтобы получить нормальную должность. Тогда ТШО называли филиалом филологического факультета. Потому что человек мог из себя ничего не представлять как инженер, но знать английский, и ему давали хорошее место.

А с какими еще проблемами сталкиваются казахстанцы, работая у иностранцев?

- Можно сказать, что в крупных компаниях сейчас особо острых проблем нет. Но что творится в подрядных организациях, это тема для отдельного разговора. Депутаты Мажилиса, посетившие Тенгиз после известных событий, были удивлены, сколько там казахстанских субподрядных организаций! Их оказалось около 75, и в каждой - крайне низкая заработная плата. И объясняется это очень просто.

Вот, допустим, надо вырыть котлован. ТШО дает на это 100 тысяч долларов. Фирма такая-то говорит, что мы за эти деньги вам выроем. Не секрет, что в больших компаниях развита коррупция, а значит, фирма еще должна дать откат. Потом эта фирма нанимает субподрядчиков. Система субподрядов приводит к тому, что фонд заработной платы сильно сокращается, и меньше всего достается рабочим.

Загранице мы поможем

Но почему обо всех этих проблемах Федерация профсоюзов молчит?

- Да мне вообще неизвестны факты, чтобы представители Федерации профсоюзов заняли принципиальную позицию во взаимоотношениях с работодателем или государством. Работодатель обеспечивает ей стабильные профсоюзные взносы, а под государство в лице партии «Нур Отан» федерация легла и будет там лежать, пока не придет к власти другая партия, под которую она также покорно ляжет.

И ничего изменить нельзя?

- В начале своей деятельности федерация имела возможность стать нормальным профсоюзом, ведь ей досталось огромное финансовое наследство. Однако силу организации определяют не только материальные ресурсы, но и массовость, идеология, лидерство, технологии.

Возьмем идеологию. Помните, как в одном фильме герой спрашивал: «В чем сила, брат?» и ему отвечали: «В правде». Вот этой правды у федерации не было и не будет. Лидерство тоже под вопросом. Пока Федерацию профсоюзов возглавляют лидеры, которые с работодателями «вась-вась», не будет нормальных профсоюзов в Казахстане.

Массовость? Сейчас даже учителя, самые управляемые и покорные наемные работники, выходят из профсоюзов, пишут заявления, зачем, мол, он нам нужен, он нам ничего не дает. И ведь фактически ничего не делается, чтобы людям объяснять, зачем нужен профсоюз в современных условиях. Я не видела ни одной книжки, написанной в Казахстане, где хотя бы в общем виде объяснялось, для чего нужен профсоюз, чтобы было доступно изложено, что идеология у профсоюза такая-то, что профсоюз поддерживает того-то.

Получается, правды у них нет, силы нет, массовость пинками обеспечена, притока новых людей нет. В общем, как говорил кот Матроскин, «средствов у нас хватает, у нас мозгов не хватает».

Но в принципе в Казахстане могут появиться условия для функционирования нормальных профсоюзов, есть еще такой шанс. Ведь сейчас в развитых странах постиндустриального мира ослабевает профсоюзное движение и переносится акцент на страны третьего мира.

А почему ослабевает?

- Если говорить о Франции, то там государство взяло на себя функцию социального партнера и максимально защищает наемных работников, а значит, нет необходимости в сильных профсоюзах. Но это сегодня государство так себя ведет. А как оно завтра поступит? Хотя, можно сказать, в Европе профсоюзы еще достаточно сильные. А в США ситуация сложнее. Например, их сильно подкосило автомобильное производство: рабочим пришлось согласиться на понижение заработной платы, так как появился мощный конкурент в лице японского автопрома.

К тому же сейчас процесс труда в мире индивидуализируется, неколлективные формы труда выходят на первый план. Это особенно заметно в области высоких технологий. Задействованные в этой сфере люди заинтересованы в том, чтобы повысить свою значимость в глазах работодателей, а работодатель заинтересован в их мозгах. Работники знают, что на этом рынке другого не найдут, только ему и будут повышать зарплату.

Процесс глобализации тоже дает о себе знать. Все больше необходимости трудиться возникает за пределами постиндустриальных стран. Работодатель говорит: «Ну не хотите вы работать, перевезем производство в Бразилию или Казахстан». И поэтому рабочие там слишком голову не поднимают. Но профсоюзное движение действительно интернационально, поэтому сейчас очень важно, как поведут себя профсоюзы стран третьего мира.

Пока не прижмет - не завопят

Но что может повлиять на деятельность наших профсоюзов?

- Я думаю, если Федерацию профсоюзов хоть немножко насторожило заявление Кайрата САТЫБАЛДЫ из «Ак орды» о том, что они будут создавать профсоюзы на предприятиях с иностранным участием, у нее есть шанс найти какую-нибудь нормальную организацию и с ней возродить профсоюзное движение (в чем я очень сомневаюсь).

Возможно, руководство страны поймет, что в государстве, которое стремится в пятидесятку лучших стран мира, должны быть нормальные профсоюзы, и будет способствовать появлению таких организаций.

Но вызовут ли они доверие у людей? Мне кажется, что помощь государства в этом вопросы - это курам на смех. Все должно начинаться «снизу», люди сами должны переизбирать своих продажных лидеров, они не должны выходить из профсоюза, а должны спрашивать: «А что ты делал? Как ты голосовал? Почему ты выбрал того, а не другого? Почему наш голос не услышали?» Если инициатива масс пойдет в нужном направлении, то массы смогут переделать профсоюз.

А события на Тенгизе, Карабатане, Шахтинске дали толчок для изменения профсоюзов?

- Сейчас людям показали, что их может защитить государство (подключилась же прокуратура), поэтому они на некоторое время успокоятся. Чтобы начались подвижки, необходим еще один всплеск, потому что менталитет у нашего народа такой: нужно, чтобы его так прижало, чтобы он уже завопил.

На шахте Ленина 41 жертва - куда же еще прижимать?

- Есть, конечно, вероятность, что люди смогут организоваться, выбрать себе лидера и так далее. Но дело в том, что лидеры нужны честные, образованные, ведь профсоюзное лидерство - это сложная деятельность. Это же не просто ходить, собирать взносы, нужно уметь вести переговоры, писать обоснованные заявления, налаживать международные контакты, работать с прессой и прочее.

Я знаю, что действительно независимые профсоюзы были, например, в Рудном, почему вы не объединились, не создали свою республиканскую структуру?

- Многие ко мне подходили и говорили: «Давайте отделимся от этой федерации, разве вы не знаете, какие они». Но это самый легкий способ - выйти и сказать: «Вы плохие, мы хорошие, мы сделаем другое». Во-первых, почему мы должны отдавать им то, что принадлежит нам? Второе. Все-таки федерация - это структура. Чем создавать новую структуру (еще неизвестно, какой она будет), мне казалось, что лучше быть внутри структуры, переделывать ее изнутри.

Еще я ребятам говорила: «У нас сейчас война с работодателем, нас не любит государство, как мы еще будем со своими бороться?» Но в конце концов народ оказался прав, когда говорил, что они нас все равно предадут. Федерация профсоюзов действительно немало сделала для уничтожения нашего профсоюза.

Из мышек - в ежики

А что у нас с законодательной базой?

- У меня такое впечатление, что наше правительство и депутаты не знают, какое в Казахстане население. У нас для создания профсоюза нужно, чтобы объединились 10 человек. И это является препятствием для развития профсоюзного движения. Например, сейчас очень часто нарушаются права наемных работников в сфере обслуживания: в рестораны, кафе набирают людей якобы на испытательный срок и не платят деньги. Вот устроился ты барменом в ресторанчик, там от силы 5 человек работают. Ну и как там создавать профсоюз? Есть же европейские страны, где для создания профсоюза достаточно трех человек, и уже работодатель обязан вступать с ними в переговоры и не может их просто так уволить.

Рабочих часто упрекают за то, что они забастовки не проводят. А Вы как к этому молчанию относитесь? - Да как проводить забастовки?! У нас ведь такой Закон «О коллективных трудовых спорах», что невозможно устроить забастовку. Ведь в законе прописано, что уведомление об акции протеста нужно вручать работодателю в письменной форме. А ведь работодатель может просто не взять письмо, и секретарша его не будет брать. А в госорганах так скажут: «На втором экземпляре ставить подпись не буду: меня начальник уволит». Пока отправишь по почте, пока оно всю область объедет, пока до адресата дойдете Да никогда рабочие, соблюдая все процедуры, предусмотренные законодательством, не смогут провести забастовку, да и просто спор какой-то решить.

Предположим, если все-таки требования вручили, должны создавать примирительную комиссию для изучения ситуации, потом арбитраж. А за это время как раз найдут того, кто скажет, что его принудили пойти на забастовку.

В отделах кадров у инвесторов есть суперспецы, они, можно сказать, действуют под таким девизом: «Сосед - ученый Галилея был не глупее Галилея: он знал, что вертится Земля. Но у него была семья». Они к каждому находят «индивидуальный» подход: «Вот у тебя мать больная, а эти, что ли, будут ее кормить? Зачем тебе эта забастовка?» Поодиночке людей, особенно тех, кто кормит не одну семью, очень легко отговорить.

И как быть?

- Тут от лидера профсоюза многое зависит: нужно уметь предвидеть, что будет дальше делать работодатель, государство, как поведут себя рабочие, написать, чем обоснованы требования. Надо быть шахматистом: уметь уступать и уметь объяснять людям, почему мы в этом случае настаиваем на своих требованиях, а в этом - нет. Лидер должен учитывать сложную казахстанскую специфику, где фигурирует много игроков - государство, работники, иностранные инвесторы. Профсоюзникам сейчас, как в том анекдоте, надо превратиться из мышек в ежики.

Но я думаю, что многие профсоюзы сейчас не смогут стать ежиками. Им пока удобно быть мышками: работодатели им подкидывают крупу. Поэтому нужна только инициатива снизу.

Алматы - Атырау

Суд встал на сторону Лакшми Миттала

Суд Темиртау отклонил иск вдов шахтеров, погибших в результате взрыва в шахте Ленина. Они требовали от «Миттал Стил Темиртау» выплатить по 7 млн тенге в качестве возмещения морального вреда.

В своем иске вдовы требовали от АО «Миттал Стил Темиртау» выплатить им компенсацию за нанесенный моральный вред в размере семи миллионов тенге каждой. Как сообщил во вторник агентству «Интерфакс-Казахстан» адвокат всех 12 истиц Евгений ТАНКОВ, такое решение суд принял в минувший понедельник. Тем не менее адвокат заявил, что собирается «обжаловать это постановление в областном суде». Как известно, еще на первом судебном заседании ответчик не согласился с исковым требованием. Представитель компании заявил на суде, что все обязательства перед семьями погибших «выполнены сполна».

Казахстанские шахтеры пожаловались Times

ЛЕНТА.РУ - Британская газета The Sunday Times вышла 10 июля с передовицей, озаглавленной «Богатейший человек Великобритании вовлечен в скандал, связанный с рабским трудом».

Материал основан на жалобах на условия труда горняков, работающих на принадлежащих компании Arcelor Mittal угольных шахтах в Казахстане. Один из них заявляет: «Люди Миттала относятся к нам чуть лучше, чем к рабам. Условия гораздо хуже, чем в советские времена». Отмечается, в частности, что в шахтах установлены ненадежные и устаревшие системы контроля за концентрацией газа, а вентиляционные трубы, сделанные по устаревшей технологии из прорезиненной ткани, часто рвутся. В Arcelor Mittal газете заявили, что прикладывают усилия к исправлению ситуации, и отметили, что в течение 2007 года на модернизацию шахт будет потрачено 13,2 миллиона фунтов. Представители компании подчеркнули, что инвестиции в безопасность уже дали эффект: в 2007 году на производстве никто не погиб, а травматизм сократился на 30%.

kub.kz

Предыдущая статьяАрифметика красивой жизни,или Выживет ли президент на одну зарплату?
Следующая статьяИщи тех, кому выгодно