CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

iimes.ru

Н.А. Замараева "Кризис региональной стратегии США на примере Пакистана"

24 января 2008

Кризис региональной стратегии США на примере Пакистана

23/-01/08 Институт Ближнего Востока

Н.А. Замараева

Пакистан всегда рассматривался США с позиции противостояния СССР, имевшего прочные дружественные многолетние отношения с Индией. Небольшая страна по соседству с такими гигантами, как Китай и Индия, появилась на карте мира в результате распада Британской империи; без значительных природных ресурсов, с постоянными военными переворотами, неустойчивой конституционно-гражданской структурой власти, растущим ядерным арсеналом, а в последние годы и с ростом терроризма, она всегда рассматривалась США в тени ее регионального соседа - Индии. Поэтому цели и задачи политики США в отношении Исламабада традиционно носят, с одной стороны, в основном однобокий, а именно, военно-экономический характер, а с другой - временный, проектный характер.

Официально пакистано-американские отношения берут начало спустя четыре года после появления Пакистана на карте мира в 1947 г. В феврале 1951 г. между двумя сторонами было подписано соглашение об оказании экономической помощи Исламской Республике Пакистан. Затем последовали Договор о взаимной помощи в целях обороны (1954), Американо-пакистанское соглашение (1959), Соглашения о военно-экономической помощи (1981, 1986) и т.д.

В 60-70-е годы Пакистан был необходим США с точки зрения противостояния широкому советско-индийскому экономическому и военно-техническому сотрудничеству.

В 80-е годы Пакистану отводилась роль прифронтового с Афганистаном государства (до вывода советских войск из Афганистана в 1989 г.). В 1990 г., после вывода советских войск из Афганистана, президент Буш приостановил выделение экономической помощи Пакистану, за исключением тех статей, которые шли на борьбу с наркотрафиком. На них выделялось от 3 до 5 млн долларов ежегодно. Но уже в 1992 г. конгресс США частично возобновил оказание помощи, предоставляя Пакистану продовольствие через неправительственные организации.

В 90-е о Пакистане практически забыли. У США отсутствовал стратегический интерес - в то время за власть боролись два экс-премьера Пакистана - Беназир Бхутто и Наваз Шариф. Но сегодня их имена сошли на нет. Первая - убита, второй практически растерял свой политический потенциал.

В то же время в рассматриваемые годы США несколько раз приостанавливали оказание экономической помощи или вводили санкции против Пакистана в связи с развитием последним ядерной программы.

И если во второй половине ХХ века пакистано-американские отношения рассматривались сквозь призму военно-политического противостояния СССР, то в XXI веке они поднялись на принципиально новый уровень - Пакистан рассматривается Вашингтоном в качестве основного союзника в регионе в борьбе с исламским экстремизмом и терроризмом в мировом масштабе.

События 11 сентября 2001 г. заставили администрацию Дж. Буша в срочном порядке разрабатывать проекты национальной безопасности, переводя очаги борьбы с мировым злом далеко от своей береговой линии. Уже 13 сентября под сильнейшим дипломатическим давлением Пакистан был назван ключевым союзником в борьбе против исламского экстремизма. По программе борьбы с терроризмом США предоставили в общей сложности финансовую помощь администрации П. Мушаррафа в размере 9,6 млрд долларов, в том числе на закупку Исламабадом военной техники.

Но предоставляя финансовую помощь и военную технику, США прежде всего стремятся защитить свои границы, свое воздушное пространство, преследуют цели собственной национальной безопасности.

Раскрутив мощь военно-промышленного комплекса для ведения боевых операций в регионе Ближнего Востоке и Центральной Азии - Ираке, Афганистане и т.д., нынешняя администрация США в преддверии смены хозяина Белого дома в Вашингтоне заканчивает первый этап Проекта борьбы с терроризмом и в Пакистане. На повестке дня - второй этап, а это колоссальные военные программы, лоббирование их через конгресс, многочисленные рабочие места, имидж страны-мироносца, наконец, голоса избирателей и т.д.

Именно этим объясняются столь шумные дебаты кандидатов на пост президента США. Одним из обязательных вопросов для них был: «следует ли Соединенным Штатам продолжать поддерживать президента Мушаррафа, учитывая недавние события в этой стране?» [1].

Проводимые в первой половине января 2008 г. теледебаты между кандидатами от Республиканской и Демократической партий США по вопросу о Пакистане выявили принципиально противоположные позиции. Демократы, за исключением Х. Клинтон, категорически выступают за перемены в Пакистане, а республиканцы - на сегодняшний день не видят альтернативы президенту П. Мушаррафу как с точки зрения дальнейшего проведения демократических преобразований в стране, так и в борьбе против исламских экстремистов.

Позиции обеих партий объяснимы. Если республиканцы поддерживают проводимый администрацией Дж. Буша курс на проведение демократических преобразований в Пакистане, одновременно укрепляя отношения с военным истеблишментом Пакистана, то демократы, рвущиеся во власть, откровенно говорят о явных провалах политики США на Ближнем и Среднем Востоке в целом и в борьбе с глобальным терроризмом и экстремизмом, в частности. Сенатор-республиканец от штата Аризона Дж. Маккейн заявил, что, по его мнению, «Мушарраф уже сделал большую часть того, о чем мы просили его: Пакистан был несостоявшимся государством до того момента, когда он пришел к власти» [2].

Пиаровская окраска их выступлений объяснима, она рассчитана на массового среднего американца, своими глазами видевшего, как рушатся башни-близнецы в Нью-Йорке в результате атаки исламских экстремистов 11 сентября 2001 г. Именно эта категория людей поддерживает выделение конгрессом колоссальных сумм на борьбу с терроризмом.

Но вернемся к итогам первого этапа Проекта США в борьбе с мировым терроризмом, и в частности, в Пакистане. Итоги налицо. США ни на йоту не продвинулись в своей борьбе с исламским экстремизмом на территории Пакистана, для чего, собственно, и предназначены американские миллиарды. Более того, борьба приобретает новые масштабы и формы - Пакистан захлестнула волна террористов-смертников; резко усилился религиозный экстремизм. Масштабная военная операция, проводимая подразделениями регулярной армии против боевиков в полосе пуштунских племен вдоль границы с Афганистаном на территории Северо-западной пограничной провинции, детонирует взрывы смертников в густонаселенных районах страны. Это принципиально новая форма борьбы боевиков против администрации П. Мушаррафа. И выхода из этой ситуации не видно.

Оборотной стороной военной операции являются вовлеченность в нее тысяч граждан из числа мирного населения, человеческие жертвы, разрушение инфраструктуры, а главное - она сеет дальнейшую вражду среди пуштунов по отношению к правящей администрации. Генерал-президент П. Мушарраф за время своего правления, начиная с октября 1999 г., умело избегал военных конфликтов с давним врагом - Индией, но использует регулярные войска на собственной территории.

Кризис судебной власти в Пакистане, который повлек за собой временное введение режима чрезвычайного положения; убийство экс-премьера Беназир Бхутто 27 декабря 2007 г. и последовавшие за этим погромы в ее родной провинции Синд, оттолкнули мировое сообщество от Пакистана. Как следствие - сократился приток иностранных инвестиций; на глобальном уровне - ослабли его роль и значимость в международных организациях и т.д.

Парадокс пакистано-американских отношений заключается в том, что чем больше США предоставляют военную помощь Исламабаду, тем сильнее антиамериканские настроения внутри страны.

Но существует и еще одна опасность в наметившейся в последние дни тенденции - США вбивают клин между президентом П. Мушаррафом и начальником штаба сухопутных войск генералом Ашфагом Кияни/Gen Ashfaq Kayani. Последний был назначен на свой пост 29 ноября 2007 г., а днем раньше П. Мушарраф, отставной генерал, вступил в должность президента. Именно это обстоятельство дает возможность США, в частности, в лице бывшего губернатора штата Массачусетс Митта Ромни/Mitt Romney подчеркнуть, что «новый начальник штаба армии также является другом Соединенных Штатов: И если Мушарраф не схватит «Аль-Каиду», Кияни сделает это. Что нам необходимо, так это всеобъемлющая стратегия при оказании помощи мусульманским странам для отражения исламского экстремизма» [3].

Планируемое сокращение американской финансовой и военной помощи Пакистану негативно скажется на настроениях внутри пакистанской армии. Заокеанская техника, сопутствующие составляющие, ее ремонтное обслуживание американским персоналом, различные тренинги в США и т.д. вероятнее всего будут урезаны во втором проекте, а это не прибавит энтузиазма среднему и высшего эшелону пакистанских военных. Учитывая, что армия является основной опорой администрации президента П. Мушаррафа, волнения или явные недовольства могут привести к непредсказуемым результатам.

Но изменилась ли в целом стратегия отношения США к Пакистану в начале XXI века? По существу - нет. Изменился объект, которому сегодня по указанию США должен противостоять Пакистан. Это глобальный терроризм. Мир является свидетелем знакомого одностатейного варианта военно-экономического пакистано-американского сотрудничества, но с более масштабными цифрами.

Налицо системный кризис подхода США к практике мирового терроризма, исламского экстремизма, что проецируется, в частности, на пакистано-американские отношения.

Президент П. Мушарраф, избранный осенью 2007 г. сроком на пять лет, останется у власти, по меньшей мере, до ноября 2012 г. Первые четыре года будущий глава Белого дома обязан будет координировать свою региональную программу, в первую очередь антитеррористическую, именно с ним.

Но XXI век - век Пакистана! У этой страны есть неоценимое качество - географическое местоположение. На юге она омывается Индийским океаном, на Западе граничит с Ираном, на северо-западе - с Афганистаном, на северо-востоке - с Китаем, на востоке - с Индией. Планируемые трансконтинентальные проекты пройдут именно по ее территории.

В последнее время практически ни одна из мировых держав - США, Китай, Россия и т.д. - не уделяют Пакистану большого внимания. Вашингтон захлестывают эмоции по поводу набирающей силу избирательной кампании; Пекин занят приближающейся Олимпиадой, на подготовку к которой брошены все человеческие и финансовые ресурсы; Москва - вся в государственных программах и мартовской смене лидеров. Следующие мировые проекты, следующая схватка гигантов - за углеводородные ресурсы, за газопроводы, за железнодорожные магистрали, спутниковую связь в регионах Центральной Азии, где Пакистан занимает одно из ключевых географических позиций. И Исламабад вновь окажется в эпицентре стратегических интересов США.

iimes.ru

Предыдущая статьяLe Figaro: Иран подозревается в покупке радиоактивного сырья из Центральной Азии
Следующая статьяН.А. Чайкин "Некоторые тенденции в социально-экономической политике М.Ахмадинежада накануне парламентских выборов 2008 г."