CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

ca-oasis.info

Люди "Икс" Кыргызстана

14 июня 2007

Люди "Икс" Кыргызстана

14.06.2007, Интернет-журнал "Оазис", ? 11 (55) Июнь 2007

Омон Мансуров (Ош)

В Кыргызстане по разным оценкам от двух-трех тысячи бомжей. Среди них подавляющее большинство составляют дети в возрасте от семи до четырнадцати лет. Это поколение «Икс». Мы ничего не знаем об их жизни. Практически параллельно с нашей сытой жизнью рядом совершенно иной мир. Со своей Конституцией, со своими внутренними правилами. У каждого из них своя собственная неповторимая история, в результате которой он попал сюда. Они по-разному объясняют свое нахождение здесь. Рамз Рузенов, ему тридцать лет, но на вид он выглядит гораздо старше. Вырос в детском доме. Практически, по его словам, он всю жизнь был предоставлен самому себе. «Я не верю никому. Если упаду в яму, никто мне не поможет подняться оттуда. На моих глазах умерло несколько моих друзей. Они тоже скитались как я. Один умер, упав в колодец, другой от обморожения», - говорит Рамз Рузенов.

В Бишкеке в ходе проведенной столичным УВД спецоперации «Бродяга», были выявлены семьсот восемьдесят один человек, без определенного места жительства. Чтобы выявить такое количество бомжей, милиционерам пришлось полазать по теплотрассам, подвалом, недостроенным зданиям и оптовым мини-рынкам. В спецоперации были задействованы триста пятьдесят милиционеров. По итогам данного рейда милиции были выявлены 781 бомжей, из них 655 составили взрослые и 28 несовершеннолетние дети, двадцать, из которых были доставлены в Бишкекский центр адаптации и реабилитации, несовершеннолетних при МВД страны.

Илья (имя изменено из этических соображений) когда-то тоже бомжевал. Ему сейчас двадцать семь лет, он учиться в одном из столичных вузов. В конце восьмидесятых он вместе с родителями и младшей сестренкой приехал погостить к бабушке в Кыргызстан. Наступили времена перемен и хаоса одновременно. Большая страна под названием Советский Союз развалилась на десятки мелких кусков. Они не смогли уехать обратно в Краснодар, откуда приехали. Были вынуждены здесь остаться. Родители в скором времени расстались. Бабушка постарела, и уже не могла за ухаживать за внуками, а мать спилась. Они начали скитаться по улицам вместе с сестренкой. Домой они вообще редко стали приходить. Несколько раз попадали в милицию, пока однажды, милиционеры раз и навсегда не решили проблему с ними, просто направив в детский дом на юге страны. Из детского дома Илья три раза сбегал. В его деле даже появилась надпись «рецидивист». Но благодаря терпению и вниманию одного из воспитателей детдома Илья начал меняться в лучшую сторону. Сейчас даже с неохотой вспоминает те времена. Это одна из историй, связанных с бомжами, которая закончилась благополучно.

Чаще приходится слышать совершенно безнадежные, безвыходные истории. С наступлением лета можно часто видеть возле мусорных контейнеров людей, которые с большими китайскими сумками как у челноков разбирают мусор до того, как все это заберет мусорная машина.

Изменился за последние годы и национальный состав лиц без определенного места жительства, как «интеллигентно» называли раньше бомжей. Если еще десять лет назад в основном среди бомжей были русские и украинцы (люди славянских национальностей), то сейчас среди них очень часто можно встретить и кыргызов, и узбеков. Для узбеков и кыргызов всегда очень сильны традиционные семейные ценности такое явление как «бомж» стало полной неожиданностью. На улице прохожие более благосклонны к русскому старику-бомжу, чем к своему сородичу, считая, что последний вместо того, чтобы позорить себя и свой род, мог бы найти более подходящий способ пропитания.

По некоторым данным, более 20 процентов бомжей составляют женщины. Среди них чаще всего происходят самоубийства. Они чаще других подвергаются насилию со стороны окружающих и милиции. Кто-то из них попал в этот мир из-за семейных проблем, кто-то из обстоятельств жизни. По словам Гули Назаровой (редко кто из них помнит свое настоящие имя или фамилию из-за постоянных скитаний) она добывает в день порядка 20-30 центов, на которые можно купить пару лепешек и чашку супа на базаре. Но, она тратит все деньги на выпивку. «Я надеюсь, что когда-нибудь перестану пить, и смогу начать новую жизнь. Пока, мне приходиться выпивать, потому что мы едим всякую дрянь из мусора. А что делать?» - говорит Гуля Назарова.

Есть среди бомжей и такие, кто не смог уехать на постоянное место жительство в Россию в девяностые годы. Или же кого бросили родственники, уезжая туда. Наша героиня Надя, тоже продав квартиру в Оше, не смогла уехать, потому что потеряла все документы, потом потихоньку стали исчезать деньги. Теперь она живет от выпивки до выпивки. В основном пьет самогон, который уважает за крепость и дешевизну. Пару лет назад в Оше произошла совершенно невероятная история, когда у одного бомжей, которого знал весь центр города, неожиданно появились родственники из России. Они приехали и забрали его с собой через столько лет скитаний и унижений. Но это одна из тысячи историй, которая закончилась почти как сказка. Гораздо больше таких историй, когда, уезжая навсегда в Россию, многие молодые бросают своих старых родителей, их хоронят сердобольные соседи, а их дети даже не могут, якобы, найти денег, чтобы приехать на похороны своих родителей. Есть и такие, кто при живых детях практически живут жизнью бомжей, их выдает более опрятная одежда и палочка, напоминающая трость, которой они осторожно перебирают мусор в баках, пока сюда не забрели другие.

По словам бомжей, самые зажиточные из них живут на городской свалке. Город разделен на зоны, которую контролирует сами бомжи. Среди них есть и мусорщики, те кто лазает по мусорным бакам, попрошайки, чаще дети и, наконец, мелкие карманники. Тоже в основном дети. Как рассказал нам Саша (раньше работал электриком, а теперь скитается) у них часто бывают разборки, доходит и до убийств. Но, никому нет дела до этого. Милиционеры предпочитают вообще не связываться с бомжами. Поэтому с большой неохотой, расследуют уголовные дела, связанные с ними, предпочитая решать все на месте и сразу, обвиняя бомжей в совершении различных преступлений. Как ни странно, они соглашаются на такую роль, потому что, в СИЗО или тюрьме сытно и сухо, и для многих лучше, чем на улице.

Общество тоже крайне негативно относится к бомжам. Некоторые люди опасаются бомжей, живущих поблизости от их домов. Если происходит кража или какое-нибудь другое преступление, под подозрение в первую очередь попадают именно бездомные. Общество равнодушно к ним, видя в них «настоящие человеческие отбросы», не признавая за ними никакого человеческого достоинства. Их жизнь для нас тайна, которую мы не хотим знать и боимся знать. В Бишкеке в течении двух недель никто из соответствующих служб не хотел принять и оказать помощь лицу без определенного места жительства, у которого отсутствовала нога. Милиционеры цинично заявили, что он не нуждается в медицинской помощи, потому что одна нога у него все же есть. Мы их боимся и не хотим помогать. Мы обвиняем их в распространении различных инфекций. «Мои дети каждый день играют в подъездах, где ночуют бомжи, которые могут заразить или, что еще хуже, избить или даже убить моих детей» - говорит Омуркан Жуматаева, медсестра городской больницы. Бомжи, бездомные или, как их еще называют, «лица без определенного места жительства» сегодня не нужны никому. Ни властям, ни своим родственникам. Это люди «икс». Они живут своей жизнью и по своим законам. У них своя страна, своя конституция. У нас своя жизнь с митингами, перевыборами и революциями.

ca-oasis.info

Предыдущая статьяПугающий Кыргызстан
Следующая статья"Правила игры" и юзанья