CA-News.INFO

Central Asia regional news digest

analitika.org

Региональная безопасность: место и роль Союза России и Казахстана в Центральной Азии

14 июня 2007

Региональная безопасность: место и роль Союза России и Казахстана в Центральной Азии

Thursday, June 14 2007, analitika.org

Рудов Г.А.

Один из ключевых блоков российской политики в Центральноазиатском регионе - развитие двух- и многостороннего взаимодействия в партнерами по вопросам безопасности в регионе. Такое сотрудничество базируется на связывающих Россию и вновь образованные государства Центральной Азии (ЦА) договорах и соглашениях разного формата о сотрудничестве в военно-политической и военно-технической, пограничной, правоохранительной сферах, по линии спецслужб.

С рядом стран Содружества Независимых Государств (СНГ) имеются соглашения и договоренности по вопросам статуса, порядка использования и эксплуатации российских военных баз и объектов, размещенных на их территориях. Это как для России, так и для сотрудничающих с ней центральноазиатских государств крайне важно с учетом геостратегической обстановки в регионе, особым желанием Северного альянса и США закрепиться здесь, а также факта нахождения более 30 российских военных объектов и представительств, позволяющих выполнять стратегические задачи, обеспечивающие безопасность и России, и стран СНГ.

Важным и необходимым инструментом сдерживания внешних потенциальных и реальных угроз является подписанный 15 мая 1992 г. в рамках СНГ Договор о коллективной безопасности (ДКБ), участниками которого стали страны ЦА, за исключением Туркмении. Позднее из ДКБ вышел Узбекистан.

Но теперь уже в рамках сочинского саммита членов Евразийского Экономического Сообщества (ЕврАзЭС), прошедшего в августе 2006 г., президент Узбекистана И. Каримов вновь подписал документ о вхождении его страны в Организацию Договора о Коллективной Безопасности (ОДКБ) и, более того, сделал заявление, выразив надежду, что со временем эти две организации смогут выступать как единое целое.

Несмотря на то, что интеграционные процессы, способствующие созданию в Содружестве стройной системы коллективной безопасности по ряду причин пока не получили должного развития, этот документ сохраняет свою значимость в качестве системообразующей основы, определяющего фактора военно-политического сотрудничества. Стоит напомнить, что в связи с истечением в апреле 1999 г. срока действия Договора на заседании Совета министров иностранных дел СНГ 4 февраля 1999 г. был одобрен текст протокола о продлении ДКБ на следующие пять лет. Шесть государств - Россия, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан - однозначно заявили о готовности подписать этот Протокол. Узбекистан в предварительном порядке заявил о своем неучастии в пролонгации ДКБ. Грузия и Азербайджан также вышли из Договора, но с определенными оговорками.

Создание системы коллективной безопасности определялось по региональному принципу: в Центральной Азии, теперь уже в рамках переформированной из ДКБ Организации Договора о Коллективной Безопасности (открытой для вступления и участия других членов, признающих ее Устав. - Г.Р.) предполагалось создать подсистему безопасности в составе России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, а с августа 2006 г. в нее войдет и Узбекистан. В Закавказье такая подсистема включала бы Россию и Армению, на западе - Россию и Беларусь. Военное сотрудничество государств СНГ базируется на серьезной нормативной базе - уже подписан значительный пакет межгосударственных соглашений в соответствии с нормами международного права. Однако, и этого нельзя не сказать, наблюдается «отложенный спрос» в выполнении уже подписанных документов, что чревато возможными проблема и в реализации модели коллективной безопасности СНГ. Для России государства ближнего зарубежья являются приоритетной зоной обеспечения национальной безопасности, поэтому всестороннее развитие сотрудничества в этих странах, изучение происходящих в них социально-экономических процессов, воздействие на них с учетом взаимных интересов представляют важную задачу российской внешней политики. При этом приходится учитывать такой серьезный фактор, что сегодня Центральная Азия оказалась в фокусе внимания глобальных и ведущих региональных держав, международных финансово-экономических структур, стала полем все более широкого по диапазону и составу участников сотрудничества, ареной соперничества внерегиональных сил за свое влияние. Прежде всего, это обусловлено геостратегической значимостью региона, его потенциально мощными нефтегазовыми и минерально-сырьевыми ресурсами.

Хорошо известно и не требует дополнительных доказательств тот факт, что особое место в этом ряду занимал, занимает и будет занимать Казахстан. К списку приоритетов можно смело отнести не только нашу общую, насчитывающую более 7 тыс. километров границу, которая не столько разъединяет, сколько сильно объединяет нас, не только совместные интересы по разработке газонефтеносных ресурсов в зоне Каспия, не только соединяющий две страны Транссиб и выводящий к Тихому и Атлантическому океанам, не только значительные и протяженные границы с Китаем, сколько сложившуюся вековую культуру общения наших народов, взаимопроникающую экономику от земных недр и до космического пространства.

После развала СССР и по настоящее время перед руководством Республики Казахстан стояли и стоят непростые задачи. Провозглашение «Евразийского Союза» Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым можно считать переломным в истории страны.

Современное «евразийство» не отвергает глобализацию и исходит из того, что планету населяет множество народов с совершенно особым, отличным от других историческим и культурным опытом, что объективно обозначает необходимость диалога национальных культур, их сближение или размежевание требует внимательного и тонкого подхода. У каждого народа есть свои особенности и традиции, своя история. Только понимание и взаимное уважение друг к другу ведет к интеграции и сближению народов как внутри государства, так и на всем евразийском континенте. На наш взгляд, современное «евразийство» готово к интеграции и глобализации и особое здесь место самой историей отводится России и Казахстану. Поэтому и вполне объяснимы конкретные шаги навстречу друг другу, полное взаимопонимание и близкие отношения на личном товарищеском фронте между В.В. Путиным и Н.А. Назарбаевым при решении региональных, да и общих проблем СНГ.

Президент Н.Назарбаев обозначил «евразийство» не как теоретический подход, а как вектор практической политики. Для Казахстана «евразийство» - это курс на интеграцию в Евросоюз и НАТО, но не вместо России, а вместе с Россией и другими странами СНГ, пишет кандидат политических наук, доцент МГИМО (У) МИД России Е. Пономарева [1], и с этим трудно не согласиться. Это и развитие эффективного многостороннего регионального партнерства и сотрудничества с центральноазиатскими республиками, со странами Востока и мусульманского мира. Идея «евразийства», предложенная Н. Назарбаевым, получила полную поддержку у Президента России В.Путина. Единство общественных взглядов двух государств в этих вопросах - залог успеха, развития и укрепления дружеских отношений наших двух государств не только в регионе, но и в глобальном процессе. И здесь я не могу не выделить то положение, что еще на начальном этапе становления независимости Президент Казахстана одним из первых выработал общее для всех стран СНГ понимание путей налаживания взаимовыгодных отношений с Россией уже в новом формате. Руководитель Казахстана, хорошо понимая, насколько экономически его страна связана с Россией, и до сего времени держит курс на укрепление сотрудничества.

Трудно отделить процесс строительства государства от личности политика, подтверждение этому - вся история человечества. Первый президент Казахстана Н. Назарбаев был и остается одним из самых популярных и авторитетных политиков на постсоветском пространстве, а его приверженность интеграции, добрым отношениям с Россией и всеми соседями, взвешенный курс в политике, экономике, обеспечении безопасности снискали ему поддержку населения республики и популярность за границей. Даже всех мастей критики вынуждены признать, что благодаря его политической линии страна не стала жертвой межнациональных конфликтов, которые имели место и продолжают сохраняться во многих постсоветских республиках.

По заявлениям руководства страны, отношения с Россией в ближайшей перспективе являются определяющими для политической и экономической жизни и безопасности независимого Казахстана, для его суверенного будущего. Российско-казахстанские отношения являются залогом мирных интеграционных процессов как в Центральной Азии, так и на постсоветском пространстве в целом.

При рассмотрении модернизационных процессов в периферийных обществах, к которым, в частности, относятся Россия и Казахстан, в обязательном порядке отягощаются наследием прошлого, исторической памятью, спецификой формирования политической культуры, ролью государства в политической системе. Кроме того, они возникают и проходят на фоне социально-экономического кризиса, что утрированно подчеркивает прежнее и порожденное трансформацией социальное неравенство, которое переживается особенно болезненно.

Более того, следует учитывать, что переходный процесс в России и Казахстане осложняется нациообразующими и индентификационными факторами, а также ролью внешней среды. Стоит взглянуть на проблему модернизоционнных вызовов для наших стран сквозь призму структурно-функционального метода. Выбранные параметры исследования сужают фокус внимания с макро- до микроуровня:

1) внешняя среда (международная экономическая ситуация, политическо- стратегические усилия и отношения, межгосударственные и международные неправительственные взаимосвязи);

2) государство и нациообразующие факторы (единая территория, единое государство, чувство национальной идентичности и т. д.) в качестве условия и предпосылки политической трансформации [2];

3) общий социально-экономический уровень развития и модернизации, интеграционные возможности экономики, социально-классовые процессы и условия (степень социальной дифференциации и развития, взаимоотношения между классами и социальными группами);

4) политические факторы и процессы (взаимодействие партий, общественно-политических движений и организованных групп с новыми политическими инструментами и их процедурами, выбором ими политических стратегий и тактик);

5) индивидуальные, личностные, политико-психологические факторы, определяющие конкретные решения ключевых политических актов и степень их влияния на политический процесс, а также на социокультурные, ценностные факторы и ориентации.

Выбранная методологическая матрица - лишь один из возможных аспектов изучения феномена трансформирующихся обществ. Она дает возможность посмотреть на модернизацию как на сложнейшее переплетение структур, процедур, традиций, новаций, причинно-следственных связей и, наконец, человеческого фактора, имеющих взаимообуславливающий характер.

Макрофакторный уровень анализа предполагает изучение совокупности международных, а именно геополитических, военно-стратегических, экономических, политических и цивилизованных факторов, которые так или иначе стимулируют либо тормозят трансформационные процессы.

Роль внешней среды была и остается применительно к рассматриваемым странам огромной. США и современная Европа толкают поликультурный и полиэтнический социум постсоветского пространства к ускоренной стандартизации в рамках привычных для них формул, а именно к четко очерченным границами территориям национальных государств. Такой взгляд и подход нельзя считать верным, ибо развитие государств Центральной Азии сопровождается постоянным «перемешиванием» народов, религий, языков, идеологий.

Отличительной чертой современного политического процесса в наших странах можно считать заимствованный характер модернизации, сопровождающийся изоморфией политических форм. Изменения ускоряются, часто провоцируются столкновениями с обществами промышленно развитых стран и как результат происходит не естественная эволюция традиционных структур, а наложение на них западных матриц.

Таким образом, глобализация модернизации препятствует органичному политическому развитию.

Политическая практика показывает, что особенно сильный внешний импульс приходится на те общества, которые ему в большей степени открыты и политическая элита которых готова на отношения зависимости. Изоляционистская политика может временно уберечь от катастроф молниеносной модернизации. Однако если местная модель недостаточно эффективна, слаба и сталкивается с внешними угрозами, то и вероятность обвала всей структуры очевидна [3].

Как показывает жизнь, внешнеэкономические связи переходных обществ характеризуются неустойчивостью и приоритетным обслуживанием сырьевого сектора экономики. Так, например, Казахстан получает более 80% экспортных доходов благодаря импорту нефти, угля, концентрата руд, цветных и драгоценных металлов, зерна, шерсти. В России этих показатели также складываются преимущественно из нефти (24%), нефтепродуктов (10%), газа (18%), черных и цветных металлов (14%), продукции химической и лесной промышленности, драгоценных металлов и камней, оружия и транспортных средств [4].

Американский экономист и социолог И. Валлерстайн считает, что периоду с 1990 г. до 2025-2050 гг. будет не хватать мира, стабильности, легитимности, авторитетный представитель миросистемного анализа увязывает это с упадком США как державы-гегемона миросистемы после развала СССР [5].

Постсоветское пространство в целом и регион Центральной Азии, в частности является одним из мест нового соперничества за гегемонию.

Если европейские страны, прежде всего Германия и Франция, стараются закреплять свои позиции в регионе политико-экономическими и культурными средствами, то удаленным Соединенным Штатам «приходится» проявлять более активные действия, связанные с использованием своих военных преимуществ.

Заинтересованность в партнерстве с учетом стратегических позиций Казахстана как самого крупного и потенциально сильного государства постсоветского пространства в регионе говорят о повышенном внимании ЕС и США, а также НАТО к этой стране.

Более того, Казахстан рассматривается ими как один из важнейших факторов влияния на Россию [6].

Сложноструктурированные общества, к которым соизмеримо относятся Россия и Казахстан, имеют большой потенциал в порождении жестких и авторитарных режимов, обладающих значительными ресурсами для выживания и факторами стабильности.

При этом нельзя не видеть того, что внешний фактор здесь может сыграть роль «раздражителя», тогда общество может вообще закрыться для демократических преобразований.

Роль государства и национальный фактор во многом определяют специфику изучаемых переходов, они в рассматриваемом случае имеют как принципиальные сходства, так и отличия. Наличие гарантированной государственной целостности и национальной идентичности значительно облегчает и ускоряет переходный процесс. В условиях же прогрессирующего распада государственности и открытых болезненных идентификационных проблем резко возрастает возможность закрытых немобильных систем. Национальное единство как одна из важнейших предварительных предпосылок трансформации в Казахстане стала складываться в 80-е гг. XX в., а в России остается проблематичным и сегодня.

Вопросы гарантированной государственной целостности и национальной идентичности для России и Казахстана остаются наиболее важными и болезненными. Поэтому важнейшими факторами обеспечения единства и целостности государства являются степень консолидации элит и личностные характеристики политического лидера.

Целью экономических преобразований в переходных обществах являются уход от цели «накормить всех в равной степени» и создание рациональной экономической системы. В России и Казахстане потребность в модернизационных процессах была во многом вызвана необходимостью выхода из тупика стагнирующей экономики, вхождения в иную, более высокого уровня систему. В России, как и в Казахстане, в начале 90-х гг. ХХ в. экономическая политика проводилась неолиберальными методами в наиболее радикальном их варианте. Так называемая «шоковая терапия» предполагала одномоментную либерализацию цен на подавляющее большинство товаров и услуг, быструю приватизацию государственной собственности и отмену госмонополии на внешнеэкономическую и иную хозяйственную деятельность.

Пожалуй, самыми негативными спутниками этих процессов стали ослабление роли государственных институтов, прежде всего правоохранительных органов, и соответственно усиление криминалитета и теневой экономики (в России, например, по данным разных источников, на нее приходится около 1/4 ВВП).

Что касается дальнейших отношений России с Казахстаном, то президенты обеих стран прикладывают максимум усилий для углубления интеграции и партнерства, так как хорошо понимают, что ни США, ни другая держава не в состоянии обеспечить ту экономическую, политическую, военную поддержку и безопасность Казахстану, которую дает Россия. Яркое тому подтверждение - соглашение по железнодорожному коридору, аренда космодрома «Байконур», вхождение совместно с Беларусью в тройку лидеров по формированию Таможенного Союза как высшей фазы идей, заложенных в ЕврАзЭС и ОДКБ.

Отношения с Россией в видимой перспективе являются определяющими для политической и экономической жизни и безопасности не только независимого Казахстана, его суверенного будущего, но и для всех остальных центральноазиатских стран. Российско-казахстанские отношения являются залогом развития интеграции на постсоветском пространстве в этом регионе.

Сегодня вполне обоснованно можно поддержать тезис кыргызских ученых, что Центральная Азия - регион «конкуренции ценностей» [7].

Для лучшего понимания ситуации в сфере угроз безопасности ЦА особого внимания заслуживают результаты многочисленных экспертных опросов, проводившихся здесь в последние годы. Согласно полученным результатам, в большинстве случаев внутренние факторы являются доминирующими. Одновременно значительное место отводится внешнеполитическим и геополитическим факторам, способным породить конфликтогенный потенциал в регионе. Особо следует выделить притягательную силу каспийской нефти и газа, а регионы Центральной Азии - Синьцзян-Уйгурский, Афганистан, Южный Кавказ, Ирак, Иран и вплоть до Балкан - вполне подходят под известную «подкову нестабильности», описанную в свое время небезызвестным З. Бжезинским. К этому можно добавить только то, что на формирование общей ситуации вокруг ЦА активное влияние оказывают конфликты на Ближнем Востоке и в Южной Азии, а также звучащие иногда профинансированные Западом заявления таких лидеров, как М.Саакашвили на Кавказе (сюда же следует отнести военные действия США в Ираке, Израиле и Ливане, а все это вместе взятое как возможный пролог к развязыванию агрессии против Ирана).

В этих условиях перед странами региона ЦА встают задачи, связанные с определением и защитой национальных интересов. К числу таковых следует отнести: сохранение территориальной целостности и независимости; создание демократического общества, эффективной экономики; сохранение политической стабильности и добрых, исторически сложившихся отношений с сильными соседями (Россия, Китай); установление на новой основе мирных и дружеских отношений с государствами региона; поиск новых друзей и партнеров в Европе и Азии; укрепление политической, экономической и военной стабильности.

В такой обстановке без выработки широкой научно-теоретической основы национальной безопасности и состыковки ее с системами соседних стран невозможно сформировать эффективную совместную систему безопасности региона с учетом интересов как России, так и всех стран - участниц ЕврАзЭС, ОДКБ, Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), да и всего оставшегося состава СНГ.

Укрепление только собственной безопасности без учета интересов соседей может способствовать возникновению нестабильности и взаимного недоверия.

Отрадно, что совместная работа по диверсификации такого сотрудничества продолжается. Яркое тому подтверждение - августовский саммит участников ЕврАзЭС и ОДКБ в Сочи в 2006 г. Нельзя не отметить и тот факт, что по инициативе Н.А. Назарбаева получило свой импульс Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) с целью создания универсальной структуры на азиатском континенте.

Нельзя также не отметить того, что усилиями стран региона ведется работа по объявлению Центральной Азии свободной от ядерного оружия и т. д.

Хорошо, что все эти направления полностью соответствуют интересам России в регионе и создают необходимые предпосылки для обеспечения стабильности и безопасности на евразийском пространстве.

При выборе основных векторов российской политики в регионе ЦА было бы верным отдать предпочтение двухсторонним связям, и здесь полный приоритет на стороне Казахстана.

Думается, что такой подход позволит повысить действенность и результативность межгосударственных союзов, связывающих Россию и Казахстан со всеми республиками ЦА в рамках ЕврАзЭС, ОДКБ, СНГ, ШОС, ТС (Таможенного Союза).

Думается, что на укрепление всестороннего сотрудничества с Республикой Казахстан должны быть направлены усилия всех министерств и ведомств Российской Федерации.

С учетом наступающей смены поколений особого внимания требуют и внутренние процессы в республике ЦА, что повлечет за собой и обновление политических элит. К этим процессам следует готовиться и подходить продуманно и взвешенно. Не надо забывать и об имеющихся пока возможностях по формированию и поддержке пророссийски настроенной прослойки в сферах государственной и политической жизни.

1. Центральная Азия. Кавказ. Балканы. Региональные подсистемы и региональные проблемы безопасности: Сборник статей. - М.: Дипакадемия МИД России. Научная книга, 2005.

2. Мельвиль А. Демократические транзиты. Теоретико-методологические и прикладные аспекты. - М., 1999.

3. Володин А., Широков Г. Глобализация: начала, тенденции, перспективы. - М., 2002.

4. Страны и регионы Мира: Экономико-политический справочник / Под ред. М. Булатова. - М., 2003.

5. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. - СПб., 2001.

6. См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. - М., 1998; Тэтчер М. Искусство управления государством: стратегии для меняющегося мира. - М.,2003.

7. Брудный А., Чатаева Ч. Центральная Азия: пути и модели развития // Центральная Азия и Кавказ. - 2000. - ? 6 (12).

Об авторе: Рудов Г.А. - руководитель Центра мировой экономики и глобальных проблем ИАМП Дипломатической Академии МИД РФ, д. полит. н.

Статья опубликована в сборнике материалов международной научной конференции «Казахстан и Россия: перспективы стратегического партнерства». - Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2006.

analitika.org

Предыдущая статьяМитинговые уроки
Следующая статьяКомандующий Нацгвардией Кыргызстана заявляет, что его подчиненные будут действовать по ситуации при освобождении здания Верховного суда от посторонних лиц